Prison
la morale dans la nature des choses
Солнце... так слепит глаза, заставляет открыть их. Тяжёлые веки, отсутствие сна по ночам и виновник бессонницы, сидящий на постели рядом. Хибари прячется в подушки, зарывается с головой под одеяла, лишь бы уловить хоть чуточку ускользающего сна. Даже сквозь окопы постельных принадлежностей слышит тихий смех ухмыяющегося илюзиониста.
— Кёя... ты такой соня...
— Заткнись, фокусник, иначе схлопочешь по зубам, — ворчит раздражённый хранитель Облака.
Мукуро забирается под одеяло и прижимается всем телом к такому тёплому и сонному брюнету. Утыкается носом в плечо, касается губами. Спускается ниже, язык скользит по проторенной тропе от ключицы к пупку. Нависает над обманчиво беспомощным Кёей.
— Ты не против... то есть... Кёя, ты не хочешь... потанцевать?
Впивается в губы.
Руками по телу.
Ладони на живот и стремятся всё ниже.
Не посмеет отказать. Не сможет.
Это странный ритуал перед их парным танцем.
Борьба двух огней. Двух тел.
Никто не признает равенства. Кто-то должен быть вторым.

И Хибари вновь прощает. Он простит иллюзии все грехи, лишь бы его вновь и вновь приглашали в это головокружительное фламенко.

@музыка: тишина